ФЕЛИКС РАЗУМОВСКИЙ СМИЛОДОН 4 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Хотя и не факт. Огромная казарма из силикатного кирпича. Ну, что тебе надобно, старче? Такого лучше не гладить против шерсти…. Сява Хрящ ушел на крытку, вызвали на доследствие Килатого, получил накрутку Вася Баламут, Адмирала Колчака ебом токнуло, с концами — только кипятильник включил, и все, в аут. Курсанты дружно расселись по местам, вытащив секретные прошнурованные тетради, деловито приготовились внимать.

Добавил: Mooguktilar
Размер: 26.99 Mb
Скачали: 68500
Формат: ZIP архив

Феликс Разумовский — Смилодон

Горький Максим Популярные книги:: Справочник по реестру Windows XP:: Морской Волк Рефераты, дипломы, учебные пособия. По-русски, между прочим, ругался, по-черному и по-матерному.

Настала тотальная гармония, производственный процесс разгорелся с новой силой. Не торопясь, с ленцой, в этакой задумчивости, хотя его так и подмывало на решительные действия. А их по почкам, по почкам, по почкам.

В своем же исконном отечестве, за которое, блин, всей душою обидно. В общем, не стерпел Буров, не сдержался, вечером, как стемнело, отправился к китайцам в гости.

Хорошим манерам поучить, приватно пообщаться, показать, как вести себя на людях. А потом, что-то надоело ему путешествовать пешком, решил он все же устроить себе водный круиз. Не торопясь, мирно, чинно, вверх по течению. Хоть и заходил Буров с осторожностью, против ветра, но бобики учуяли его, подняли страшный лай. На шум высунулся зайцеобразный охранник, задергал затвором, замаячил фонарем… Повел себя предерзко, вызывающе, совсем нехорошо, одним словом.

Тоже весь на понтах, с апломбом, при автомате товарища Калашникова. С ходу раздробил колено, жутко приголубил в пах и мощным, концентрированным движением оставил Брюса Ли без печени.

Затем Буров глянул по сторонам, разобрался с трофеями и в темпе вальса подался знакомиться с самым главным китайцем. Внутри было душно и полутемно, едко пахло потом, телесами и бензиновым угаром. В доминирующем партнере Буров сразу же узнал самого главного китайца.

Милисия денег давал, леснисий давал, мандарина давал… Я же сейдун, Сен Ли. Моя старсий брат Сен Хо тосе сейдун, на Амуре насяльник.

Давал, давал денег, и мандарину, и милиции. И теперь цейдун на полном законном основании. Что ж тут непонятного может быть? И кстати, далеко до Хабаровска-то? Он вдруг с убийственной отчетливостью понял, что дело тут совсем не в китайцах. Ведь если бы не были они кому-то нужны, то их и не было бы здесь в помине.

Тем паче слаженной браконьерской образцово-показательной артелью. И снова сделалось Бурову обидно за державу. За поля ее, за горы, за леса, за зверье безвинное, отданное на растерзание. До слез сделалось обидно, до скрежета зубовного, до желваков на скулах. А потому вытащил он ножичек, вытер о рукав и принялся вворачивать китайскому главкому в анус.

А клюси есть, есть, бери посаласта, плыви. Только не надо так больсе, не. Сасем носом, если янг есть? Будто это не его предки взрастили древо персика, дающее изысканнейшие плоды. Пидор, а клеит баб. Прямо на него смотрела Мисс Апрель, хоть и длинноного-крутобедрая, а Лауре-Ксении в подметки не годящаяся.

  КНИГА ДОКТОРА ЧЖЭН ФУЧЖУНА ЛУЧШИЙ ДОКТОР ТЫ САМ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Точно во влагалище красотки был забит внушительный гвоздь, на котором и висели ключи, надо полагать, от замка зажигания и от двери рубки. Гвоздь был строго перпендикулярен, густо выкрашен в красный цвет и в целом напоминал янг. Вернее, по штаны, по ягодицы, по ноги. Стая зарычала, оскалилась, отпрянула и, отчетливо почувствовав в человеке тигра, сразу же набрала безопасную дистанцию. Ну его на хрен, лучше не связываться. И ведь ходят же такие двуногие монстры.

Сбил хлипенький, чисто символический замок, тронул ногою дверь, бросил режущий фонарный луч в клубящуюся темноту. С чистой совестью на свободу! В нос ему шибануло вонью, затхлостью, запахом беды, узкий конус света пробежал по нарам, грязи, тряпкам, недвижимым, словно трупы, телам.

Никто не отозвался, не встал, даже не пошевелился в ответ. Будто и впрямь все были давно уже мертвы… Мгновение помедлил Буров, задержался в дверях, затем сдавленно вздохнул, резко развернулся и отправился захватывать плавсредство. Внушительный, десятиметровый, с высокой надстройкой, он чем-то напоминал рыбацкий сейнер. Буров с ловкостью расстался с сушей, без проблем открыл дверь рубки и, включив систему зажигания, с силой надавил на кнопку пуска.

Чиркнул стартер, моторы подхватили и могуче застучали на холостом ходу. Диких жеребцов в них был, похоже, целый табун. Буров быстренько отдал концы, возвратился в рубку и, пустив моторы на малый ход, взялся за штурвал. Река, казалось, спала, примолкли ночные птицы, природа пребывала в задумчивости, спокойствии и умиротворенности. Только вот не было ее у Бурова в душе.

К братьям-славянам, к мужикам, к попавшим под китайцев горе-россиянам. Мало того что докатились до гнусного состояния рабов, так еще и не собираются от рабского ярма освобождаться.

Кормят, поят, крыша над головой. И не отсюда ли гомо сапиенсы, не представляющие себя вне тюрьмы, а заодно с ними радетели да поборники социалистического рая? Готовые за пайку, за зарплату, за койко-место в хрущобе забыть, что они люди, венцы мироздания.

Кое-как, по большой дуге, Буров дорулил до берега, принайтовил швартов к ветви ивы плакучей, вырубил зажигание и опять принялся думу думать.

В общем-то, реалии не напрягали: Так что съел Буров в охотку консервированной ветчины, отхлебнул, чтобы упала помягче, неразбавленного спирта да и завалился спать. Шастали жадины-бурундуки, покрикивали иволги и удоды, с достоинством ползли погреться на камнях вальяжно нарядные гадюки.

Воздух был ощутимо плотен, напоен запахами и звенел, гудел, вибрировал от мириад крыльев.

Небо было во власти гнуса. Слаженно, гудящим облаком смилдоон наваливались на свою жертву, нагло лезли за воротник, забивались в глаза, делали жизнь кошмаром, сущим бедствием, медленной пыткой.

  АЛЕКСЕЙ ФОМИЧЕВ СЕРИЯ ОБОРОТЕНЬ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Разумовский Феликс. Смилодон — Время Смилодона (стр. 4) —

Хотя нет, еще ему на нервы действовало однообразие. Сегодня лес, завтра лес, послезавтра лес… Ручьи, переходимые вброд, валежник, сухостой, завалы из камней, папоротники, мхи были удивительно похожи друг на друга.

Так же, как и кедры, ели, липы, пихты, аралии, дикий виноград, заросли лещины, таволги и шиповника, вся эта торжествующая девственная природа. Словом, каждый божий день одна и та же впечатляющая, но приевшаяся декорация. Очень древняя, потрескавшаяся, из плитнякового камня, она стояла скромно у подножия дуба и напоминала формой П-образную арку. Замшелую, приземистую, украшенную красной тряпкой с китайскими иероглифами. Читал бы он по-китайски, порадовался бы еще и надписи, которая гласила: Люди, одним разумовскйи, человеки, понимающие по-китайски, разумовспий тайгой и наверняка вооруженные.

Короче, гомо сапиенсы еще. Так что нужно не расслабляться и бдить в оба. Дубовое редколесье начало сменяться смешанным лесом, попадалось много кедра, лиственницы и пихты, папоротники, лишайники, ползучие растения образовывали роскошный, трудно проходимый ковер.

Разуиовский, что хозяева ловушек не появлялись здесь уже.

Феликс РАЗУМОВСКИЙ — Смилодон — 4 страница — читать бесплатно книгу

И даже, по большому счету, не двуногих. Его одолевал гнус, раздражал, отвлекал внимание, действовал на нервы мерзким своим звоном. И, может быть, именно поэтому Буров не почувствовал опасности, не насторожился, не сошел вовремя с тропы. Раздался исступленный рык, смилоддон болидом метнулось тело, и из кустов выскочил топтыгин, в настроении, мягко говоря, весьма посредственном. В мире не осталось ничего, кроме холодной ярости, контролируемого исступления боя и убийственных, доведенных до уровня рефлексов многократно проверенных навыков.

Время сделалось пластичным и тягучим, потянулось, словно патока по стенке фелпкс, и наконец вообще остановилось. Вернее, от дяди Миши? Еле-еле сдержался, скрежетнул зубами, мрачно посмотрел на руку. Рука была в крови. Глубоким, до кости, презентом феликч благодарного гнуса. Топтыгин, сволочь, постарался, успел, гад, напоследок. Хоть и лесной прокурор, а головкой-то слаб. Впрочем, как и все прокуроры. Норовить каждому встречному-поперечному натянуть затылок на лицо.

Разумовский Феликс — (Смилодон). Время Смилодона

И шутки у тебя дурацкие. Левая рука напоминала о себе гложущей, мучительной болью, вниз по позвоночнику, впадая в трусы, тянулся горячий ручеек, фаликс теле, сделавшемся чужим и непослушным, чувствовалось омерзительная, действующая на сознание слабость. Вот ведь, блин, радость-то, такую мать! Вот ведь, сношать ее неловко, несказанная удача! Однако недолго Буров радовался.