ЗАПИСКИ ИНСТИТУТКИ ЛИДИЯ ЧАРСКАЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Я была под впечатлением совершенного мною хорошего поступка и охотно простила бы даже крупное зло. Выпустившись из института с золотой медалью и потеряв во время обучения мать и брата, она должна работать в богатой грузинской семье князя Кашидзе, родича её покойной подруги Нины Джавахи. Крошка мылась подле меня, и я ее разглядела… Действительно, она не казалась вблизи такой деточкой, какою я нашла ее вчера. Правда, она — цыганка, mesdames? Но девочки отыскали нас и завалили лакомствами. Едва я вспомнила о них, как почувствовала легкое щекотание в горле… Мне захотелось неудержимо разрыдаться.

Добавил: Faujind
Размер: 35.37 Mb
Скачали: 73628
Формат: ZIP архив

Моим дорогим подругам, бывшим воспитанницам Павловского института выпуска года, этот скромный труд посвящаю. В моих ушах еще звучит пронзительный свисток локомотива, шумят колеса поезда — и весь этот шум и грохот покрывают дорогие моему сердцу слова:. Брат Вася не верил, что я уезжаю, до тех пор пока няня и наш кучер Андрей не принесли из кладовой старый чемоданчик покойного папы, а мама стала укладывать в него мое белье, книги и любимую мою куклу Лушу, с которой я никак не решилась расстаться.

Няня туда же сунула мешок вкусных деревенских коржиков, которые она так мастерски стряпала, и пакетик малиновой смоквы, тоже собственного лиидя приготовления.

Тут только, при виде всех этих сборов, горько заплакал Вася. Ни я, ни мама с Васей ничего не ели за ранним завтраком. У крыльца стояла линейка; запряженный в нее Гнедко умильно моргал своими добрыми глазами, когда я в последний раз подала ему кусок сахару. Около линейки собралась наша немногочисленная дворня: Минута, другая, взмах кнута — записи родимый хутор, тонувший в целой роще фруктовых деревьев, исчез из виду.

Цитаты из книги «Записки институтки» Лидия Чарская

Потянулись поля, поля бесконечные, милые, родные поля чарскач моему сердцу Украины. А день, сухой, солнечный, улыбался мне голубым небом, как бы прощаясь со мною…. На станции меня ждала наша соседка по хуторам, бывшая институтка, взявшая на себя обязанность отвезти меня в тот самый институт, в котором она когда-то воспитывалась. Недолго пришлось мне побыть с моими в ожидании поезда. Скоро подползло ненавистное чудовище, увозившее меня от. Что-то тяжелое надавило мне грудь и клокотало чатская горле, когда мама дрожащими руками перекрестила меня и, интситутки снятым ею с себя образком, повесила его мне на шею.

Я крепко обняла дорогую, прижалась к. Горячо целуя ее худенькие, бледные щеки, ее ясные, как у ребенка, синие глаза, полные слез, я обещала ей шепотом:. Анна Фоминишна, моя попутчица, старалась всячески рассеять меня, рассказывая мне о Петербурге, об институте, в котором воспитывалась она сама и куда везла меня.

Поминутно при этом она угощала меня пастилой, конфектами и яблоками, взятыми из дома.

О книге «Записки институтки» Лидия Чарская

Но кусок не шел мне в горло. Лицо мамы, такое, каким я его видела на станции, не выходило из памяти, и мое сердце больно сжималось. В Петербурге нас встретил невзрачный, серенький день.

Серое небо грозило проливным дождем, когда мы сходили на подъезд вокзала. Наемная карета отвезла нас в большую мрачную гостиницу. Я видела, сквозь стекла ее, шумные улицы, громадные дома и беспрерывно снующую толпу, но мои мысли были далеко-далеко, под синим небом моей родной Украины, в фруктовом садике, подле мамочки, Васи, няни….

  ДЖОДЖО МОЙЕС ПОСЛЕ ТЕБЯ ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Было 12 часов дня, когда мы подъехали с Анной Фоминишной к большому красному зданию в Х-й улице. Еще больше обомлела я, когда седой и строгий швейцар широко распахнул передо мной двери… Мы вошли в широкую и светлую комнату, называемую приемной.

Швейцар, неслышно ступая, пошел инстттутки следующую комнату, откуда тотчас же вышел, сказав нам:.

Чарская Лидия — Записки институтки, скачать бесплатно книгу в формате fb2, doc, rtf, html, txt

Запискки, прекрасно обставленная мягкой мебелью, вся застланная коврами комната поразила меня своей роскошью. Громадные трюмо стояли между окнами, скрытыми до половины тяжелыми драпировками; по стенам висели заипски в золоченых рамах; на этажерках и в хрустальных горках стояло множество прелестных и хрупких вещиц.

Мне, маленькой провинциалке, чем-то сказочным показалась вся эта обстановка. Навстречу нам поднялась высокая, стройная дама, полная и красивая, с белыми как снег волосами. Она обняла и поцеловала Анну Фоминишну с материнской нежностью. Будь же, девочка, достойной своего отца. Последнюю фразу она произнесла по-французски и потом прибавила, проводя душистой мягкой рукой по моим непокорным кудрям:.

Теперь большая перемена, и она успеет ознакомиться с подругами. На площадке лестницы стояло зеркало, институтко высокую, красивую женщину, ведущую за руку смуглое, кудрявое, маленькое существо, с двумя черешнями вместо глаз и целой шапкой смоляных кудрей.

В длинном коридоре, по обе стороны которого шли классы, было шумно и весело. Гул смеха и говора доносился до лестницы, но лишь только мы появились в конце коридора, как тотчас же воцарилась мертвая тишина.

Девочки, гулявшие попарно и группами, останавливались и низко приседали княгине. Взоры всех обращались на меня, менявшуюся в лице от волнения.

Мы вошли в младший класс, где у маленьких воспитанниц царило оживление. Несколько девочек рассматривали большую куклу в нарядном платье, запмски рисовали что-то у доски, третьи, окружив пожилую даму в синем платье, отвечали ей урок часркая следующий день. Лишь только Maman вошла институутки класс, все они моментально смолкли, отвесили начальнице условный реверанс и уставились на меня любопытными глазами.

Лишь только большая стеклянная дверь закрылась за ними, я почувствовала полное одиночество. Я стояла, окруженная толпою девочек — черненьких, белокурых и русых, больших и маленьких, худеньких и полных, но безусловно чужих и далеких. Меня в первый раз называли по фамилии, и это неприятно подействовало на. Классная дама взяла меня за руку и отвела на одну из ближайших скамеек. На соседнем со мною месте сидела бледная, худенькая девочка с двумя длинными, блестящими, черными косами.

Записки институтки — Лидия Чарская

Бледная девочка встала при первых словах классной дамы и подняла на лтдия большие черные и чаррская серьезные. Правда, она — цыганка, mesdames? Мне, уставшей с дороги и смены впечатлений, было крайне неприятно слышать весь этот шум и гам. Хочешь, мы будем подругами? У всех институток привычка лизаться, а я не люблю!

Пронзительный звонок не дал ей докончить. Девочки бросились занимать места. В класс входил француз-учитель. Очень высокая и полная девочка поднялась с последней скамейки и неохотно, вяло пошла на середину класса.

Нина встала и вышла, как и Ренн, на середину класса. Милый, несколько гортанный голосок звонко и отчетливо прочел ту же самую басню. Щечки Записко разгорелись, черные глаза заблестели, она оживилась и стала ужасно хорошенькая. На ее оживленном личике играла улыбка, делавшая ее прелестной. Мне казалось в эту минуту, что я давно знаю и люблю Нину. Между тем учитель продолжал вызывать по очереди следующих девочек. Предо мной промелькнул почти весь класс.

  SLIMJET 5.0.10.0 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Одни были слабее в знании басни, другие читали хорошо, но Нина прочла лучше. Я была знакома с системой баллов из разговоров с Анной Фоминишной и знала, что 12 — лучший балл. Варская, отлично знавшая языки, занималась со мною очень усердно, и я хорошо читала по-французски, но я взволновалась, боясь быть осмеянной этими чужими девочками.

Черные глаза Нины молча ободрили. Я прочла смущенно и сдержанно, но тем не менее толково. Француз кивнул мне ласково и обратился к Нине шутливо:. Следующий урок был чистописание. Мне дали тетрадку с прописями, такую же, как и у моей соседки. Насколько чинно все сидели за французским уроком, настолько шумно за уроком чистописания. Маленькая, худенькая, сморщенная учительница напрасно кричала и выбивалась из сил. Никто ее не слушал; все делали, что хотели.

Записки институтки Лидия Чарская

Классную даму зачем-то вызвали из класса, и девочки окончательно разбушевались. Рядом со лидпя, согнувшись над тетрадкой и забавно прикусив высунутый язычок, княжна Джаваха, склонив головку набок, старательно выводила какие-то каракульки. Звонок к обеду прекратил урок. Классная дама поспешно распахнула двери с громким возгласом: Очевидно, маленькая княжна была общей любимицей, так как m-lle Арно так звали наставницу тотчас же согласилась на ее просьбу.

Чинно выстроились институтки и сошли попарно в столовую, помещавшуюся в нижнем этаже. Там уже собрались все классы и строились на молитву.

«Записки институтки» Лидия Чарская

Дежурная ученица из институток старших классов прочла молитву перед обедом, и все институтки сели за столы по 10 человек за. Мне было не до еды. Около меня сидела с одной стороны та же милая княжна, а с другой — Маня Иванова — веселая, бойкая шатенка с коротко остриженными волосами.

Бельская сконфузилась, но ненадолго: Девочки с аппетитом уничтожали холодные и жесткие битки… Я невольно вспомнила пышные свиные котлетки с луковым соусом, которые у нас на хуторе так мастерски готовила Катря. Я подняла голову и взглянула на середину столовой, где ленивая, вялая Ренн без передника стояла на глазах всего института. Новый звонок возвестил окончание обеда. Опять та же дежурная старшая прочла молитву, и институтки выстроились парами, чтобы подняться в классы. Едва я вспомнила о них, как почувствовала легкое щекотание в горле… Мне захотелось неудержимо разрыдаться.

Милые, бесконечно близкие лица выплыли передо мной как в тумане. Первые дни мне было ужасно грустно. Я думала, что никогда не привыкну. И ни с кем не могла подружиться. Мне никто здесь не нравился. Бежать хотела… А теперь как дома… Как взгрустнется, песни пою… наши родные кавказские песни… и.

Тогда мне становится сразу как-то веселее, радостнее….